Закрыть ... [X]

стих Стихотворение «Цицерон» было написано Ф.И. Тютчевым предположительно в 1830 году. Поводом к написанию послужила, по мнению исследователей, Июльская революция 1830 года во Франции. В этот период поэт много размышляет об обреченности Европы, для которой наступает эра революций, о возможной гибели европейской культуры, о роли и месте личности в эпоху исторических катаклизмов. Впервые стихотворение было напечатано в альманахе «Денница» на 1831 год. Затем – в журнале «Современник» в 1836 году. Перепечатывалось в «Современнике» – в 1854 году (с некоторыми ошибками) и в 1868 году.
Произведение мы можем отнести к философской лирике. Отличительная черта его – жанровая многоплановость. Исследователи отмечают, что в «Цицероне» «сложно соединены традиции «вечерней» элегии (мотив сумерек индивидуального существования), «ночной» оды… и нравоучительного аполога»[1]. Нравоучительный аполог, восходящий к поэтической традиции XVIII века, представлял собой своеобразный разговор с «мудрецом» прошлого. Нечто подобное мы встречаем и в произведении Тютчева. Однако здесь поэт апеллирует не к мудрости, а к личному опыту римского оратора[2]. И в произведении Тютчева в функции «мудреца» выступает скорее сам лирический герой. Одические черты также проявляются в стиле стихотворения. Я. О. Зунделович замечает, что «ораторский пафос пронизывает и лирическое и эпико-драматическое в «Цицероне»»[3]. Основная тема произведения – особая миссия личности в переломную, грандиозную эпоху.
В первой части стихотворения мы находим реминисценцию из произведения Цицерона «Брут, или О знаменитых ораторах»: «Brutus sive de claris oratoribus» – «Мне горько, что на дорогу жизни вышел я слишком поздно и что ночь республики наступила прежде, чем успел я завершить свой путь». У Тютчева читаем:

«Я поздно встал – и на дороге
Застигнут ночью Рима был!»

Римский оратор здесь выражает сожаление о том, что он родился слишком поздно, когда славная эпоха римской республики уже закончилась. Эта цитата определенным образом характеризует Цицерона, как бы приближает к читателям этого общественного деятеля, в определенном смысле развенчивая ореол мудреца-философа и стоика. Поэт обнажает здесь «глубоко личное переживание исторического момента»[4]. Здесь звучат элегические нотки. Далее в разговор вступает лирический герой:

Так!.. но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавый!..

Этот образ кровавого заката также можем рассматривать как литературную реминисценцию. Мы встречаем, к примеру, подобный образ в трагедии Шекспира «Юлий Цезарь». У Тютчева же эта тема приобретает метафорический смысл: поэт имеет в виду падение римской аристократической республики, идеологом которой был Цицерон. В результате гражданской войны 48–45 гг. до н. э. в Риме была установлена диктатура Юлия Цезаря. И здесь уже стиль становится торжественным, патетическим, в речи лирического героя появляются одические интонации. Цицерон явился свидетелем величайших исторических событий, что само по себе очень важно. Здесь звучит мотив избранника, человека, чья жизнь сопряжена с переломными моментами истории.
Далее мысль Тютчева достигает глубины философского обобщения:

Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.

Поэт приравнивает такого героя-избранника к богам и небожителям, так как, приобщаясь к роковым и великим событиям истории, человек может передать свои впечатления будущим поколениям:

Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был —
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!

Вторая строфа «Цицерона» перекликается с пушкинскими строчками из трагедии «Пир во время чумы»:

Есть упоение в бою
И бездны мрачной на краю,
И в разъяренном океане,
Средь грозных волн и бурной тьмы,
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чумы.
Всё, всё, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья —
Бессмертья, может быть, залог!
И счастлив тот, кто средь волненья
Их обретать и ведать мог.

Таким образом, Тютчев также здесь следует традициям романтизма.
Композиционно произведение делится на три части. Первая часть – речь римского оратора. Вторая часть – слова лирического героя. Третья часть – авторское обобщение (вторая строфа).
Стихотворение написано четырехстопным ямбом, восьмистишиями, рифмовка – кольцевая и перекрестная. В «Цицероне» использованы следующие средства художественной выразительности: метафора («Во всем величье видел ты Закат звезды ее кровавой!», «Из чаши их бессмертье пил!»), эпитеты («звезды… кровавой», «минуты роковые»), инверсии («оратор римский», «средь бурь гражданских», «закат звезды ее кровавой»), аллитерация («Оратор римский говорил Средь бурь гражданских и тревоги»). Мы находим архаизмы и выражения «высокого стиля»: «всеблагие», «небожитель», «оратор», «величье», «минуты роковые», «чаша бессмертья».
Стихотворение стало важнейшей вехой в поэзии Тютчева. Тема «Цицерона» возникает и в его поздней лирике («Кончен пир, умолкли хоры…», «Два голоса»). Однако мы должны рассматривать это произведение в контексте всего творчества поэта. В подтексте «Цицерона» присутствует та же мысль, что и во многих лирических фрагментах Тютчева, – мысль о познании истины, проникновении в суть явления, пусть даже ценой разрушений и потерь.

1. См.: Толстогузов П.Н. «Цицерон» Тютчева: идеологический контекст и поэтика учительного жанра. – Интерпретация литературного и культурного текста: традиция и современность. Межвузовский сборник научных статей. Биробиджан, 2004, с. 99–107.

2. Там же.

3. Зунделович Я. О. Этюды о лирике Тютчева. Самарканд, 1971, с. 63.

4. Там же.



Источник: http://shpargalkino.com/stixotvorenie-ciceron-f-i-tyutcheva-vospriyatie-tolkovanie-ocenka/



Рекомендуем посмотреть ещё:



Цицерон Ф.Тютчев Сквозь лета стих

О чем стих цицерон О чем стих цицерон О чем стих цицерон О чем стих цицерон О чем стих цицерон О чем стих цицерон О чем стих цицерон

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ